centuria1972

Categories:

Как чиновники закупают маски с наценкой в 2700%

Коронавирус — это война, и, как на любой войне, есть герои и мародёры. Врачи, рискуя своей жизнью и погибая сами, спасают нас от эпидемии. В это время многочисленные бизнесмены продают маски с чудовищными наценками, зарабатывая миллионы. «База» разобралась, кто наживается на беде и почему больницы и другие госучреждения закупают маски по 500 рублей и дороже.

Самый большой контракт на поставку средств защиты получила от властей Мособласти компания «Терра» — на 1,1 млрд рублей. На эти деньги она должна поставить для местных больниц маски, респираторы, костюмы, бахилы и т. д. То, что цена сильно завышена, понятно даже без экспертиз: цена одной маски в этом контракте — 38 рублей. В аптеке можно купить дешевле, хотя розничные цены обычно выше оптовых. А тут речь идёт об очень крупной оптовой поставке: «Терра» должна привезти 10 млн масок, на закупку которых она получила из бюджета области 380 млн рублей.

Это самые обычные и распространённые маски — трёхслойные. Два слоя из материала спанбонд, и между ними — фильтрополотно из мельтблауна. Как рассказал президент Ассоциации разработчиков, изготовителей и поставщиков средств индивидуальной защиты Владимир Котов, себестоимость такой маски до пандемии была меньше одного рубля за штуку, но поднялась до 7 рублей за штуку из-за того, что подорожали и стали дефицитными комплектующие.

Да будет свет

«Терра», зарегистрированная в 2015 году, никогда раньше не получала госконтракты и даже никогда не занималась масками. Профиль компании — производство осветительного оборудования. Владелец фирмы Александр Прокопенко — человек не слишком публичный, он редко попадает в новости. В 2016 году сообщалось, что «Терра» стала резидентом Свободного порта Владивосток (зона с особым налоговым и таможенным режимом). Бизнесмен тогда рассказывал о своих светодиодных светильниках.

На сайте компании продаются десятки разных офисных и промышленных светильников. А с недавних пор — ещё и маски. Причём цена одной штуки — 25 рублей. Очевидно, в компании не надеются найти ещё таких дураков, как чиновники Московской области, которые купили их у «Терры» по цене 38 рублей за штуку.

«Терра» получила миллиардный контракт на средства защиты без конкурса — как единственный поставщик. О том, как принималось решение о цене контракта, прямо говорится в документах, которые выложены на портале госзакупок. Заказчик (государственное бюджетное учреждение здравоохранения Московской области «Медицинский центр мобилизационных резервов „Резерв“») опросил три компании, за сколько они могут привезти такой объём масок и остальных средств защиты. А затем выбрал «самое дешёвое» предложение — от компании «Терра».

В документе, который называется «Обоснование цены контракта», указаны предложения от трёх фирм: «Терра», «Лайон» и «Аксванн». «Лайон» запросил на 88 млн больше, чем «Терра». «Аксванн» — на 29 млн больше.

Чиновники либо не увидели, либо не захотели увидеть, что более дорогие предложения были сделаны компаниями, связанными с друзьями и родственниками Александра Прокопенко.

Компания «Аксванн» принадлежит Наталье Варгановой. Это родственница Прокопенко. Заглянем на его страничку в соцсети «ВКонтакте».

У него в друзьях всего 10 человек, и среди них Наталья Варганова. У самой Натальи на странице есть фотография, где она подписывает Александра Прокопенко как мужа своей сестры.

По данным базы СПАРК-Интерфакс, у компаний «Терра» и «Лайон» общий номер телефона. Причём «Лайон» также занимается торговлей осветительным оборудованием.

Всё это выяснить несложно. Но чиновники просто отдали миллиард рублей компании, которая никогда не производила маски. Или не просто.

Заказ уникален своим масштабом: обычно госучреждения предпочитают делать более мелкие закупки по несколько раз (и это логично: проще найти нескольких поставщиков с объёмами поменьше, чем одного, который поставит сразу всё). Поэтому можно предположить, что и покровитель у Прокопенко — человек большого масштаба.

В связи с этим интересно, что сыновья предпринимателя дружат с детьми Юрия Трутнева — зампреда правительства и полпреда в Дальневосточном федеральном округе. Во «френдах» в соцсети «ВКонтакте» и у Ильи, и у Семёна Прокопенко Андрей и Мария Трутневы.

Возможная дружба Прокопенко и Трутневых неудивительна: предприниматель ведёт бизнес на Дальнем Востоке, а Трутнев курирует регион в правительстве. Кстати, на Дальнем Востоке долгое время был бизнес и у Максима Воробьёва, брата губернатора Подмосковья Андрея Воробьёва. У него были доли в крупных компаниях «Русская рыбопромышленная компания» и «Примкраб».

В пресс-службе Правительства Московской области и компании «Терра» не ответили на вопросы «Базы».

Партнёры Чемезова

Если «Терра» получила самый крупный госконтракт на поставку средств защиты, то компания «Дельрус» — рекордсмен по общему объёму выигранных тендеров. С февраля 2020 года она получила заказы на поставку в госучреждения масок, защитных костюмов и очков на 3,5 млрд рублей.

«Дельрус» принадлежит братьям Аркадию и Максиму Гузовским, Юлаю Магадееву и Роману Федотову. Аркадий Гузовский и Юлай Магадеев — друзья со студенческих времён. Они отучились на геологов в Свердловском горном институте, но в 90-е работа по специальности была не востребована, и друзья стали «челноками» (возили товары из стран Юго-Восточной Азии). Постепенно сконцентрировались именно на поставках для больниц — средств защиты, оборудования и т. д.

В итоге друзья-товарищи построили гигантскую империю. Кроме компании «Дельрус» есть ещё десятки фирм с похожими названиями («Дельрус-Центр», «Дельрус-Регион»). Большинство их них находятся, а часть ранее находилась под прямым контролем Гузовских и Магадеева. Все компании сотрудничают с государственными медучреждениями и поставляют им самую разнообразную технику. Общий объём полученных госзаказов с начала 2020 года — 5,5 млрд рублей (не считая 3,5 млрд рублей, полученных «Дельрусом» за средства защиты).

Неудивительно, что люди, имеющие такие мощности, смогли быстро поставить в больницы и необходимое количество масок. Плюс государство оказывает им огромную поддержку. Как сообщалось, Фонд развития промышленности при Минпромторге выделил «Дельрусу» льготный займ (под 1%) 2 млрд рублей на закупку медицинских изделий за рубежом.

В марте СМИ сообщали, что правительство может назначить «Дельрус» единственным поставщиком масок в больницы и аптеки. Мысль о том, что нужен «единый интегратор» масок, высказывал глава Минпромторга Денис Мантуров. Впрочем, от идеи единственного поставщика в правительстве в итоге отказались.

Единственный поставщик — это фишка «Ростеха», именно его структуры часто получают такой статус. Например, в марте сообщалось, что «Ростех» назначен единственным поставщиком аппаратов искусственной вентиляции лёгких, бесконтактных термометров, установок по обеззараживанию воздуха. Компания «Нацимбио», входящая в «Ростех», является единственным поставщиком вакцин для госучреждений. Этот список можно долго продолжать. И в связи с этим кажется совсем неудивительным, что компания «Дельрус», претендовавшая на статус единственного поставщика, связана с «Ростехом».

Максим Гузовский и Юлай Магадеев через компанию «Дельта» имеют долю (7%) в ЦНИТИ «Техномаш» (занимается инновационными разработками — в частности, в сфере наноэлектроники). А его основными владельцами являются «Ростех» и его структура «Росэлектроника». Также неудивительно, что идею о едином интеграторе продвигал Денис Мантуров, родственники которого ведут общий бизнес с родственниками Чемезова.

Мощная компания, имеющая возможность обеспечить масками всю страну, в этой истории хороша всем, кроме цен. Маски из Китая, на закупку которых «Дельрус» получил гигантский беспроцентный кредит, компания чаще всего продаёт на госзакупках по цене 35 рублей за штуку. В мае цена снизилась до 26 рублей за штуку. Обычно в контрактах с «Дельрусом» не говорится, что это за маски, просто указывается, что они из Китая. В некоторых контрактах всё же прописано, что это обычные трёхслойные маски. Причём иногда заказчики забирают их самовывозом.

27 мая в «Коммерсанте» вышло интервью замглавы Минпромторга Виктора Евтухова, где он объяснил, как складываются цены на маски.

— Правительства России и Китая договорились об определённой квоте на поставку СИЗ из КНР, — сказал он. — В пределах квоты Китай сегодня отгружает маски в Россию по €0,29 за штуку. Это около 24 руб. по нынешнему курсу. Итоговая цена китайской маски для нужд медучреждений, приходящей в страну через «Дельрус», складывается из отгрузочной цены на маску в самом Китае плюс логистические затраты на доставку и НДС.

По мнению Владимира Котова из Ассоциации производителей СИЗ, даже при условии покупки в Китае итоговая цена 35 рублей — это очень дорого.

— Каким бы творческим ни было понятие себестоимости и что бы туда ни закладывалось, 35 рублей за маску из Китая — это очень дорого в любом случае. Ведь трёхслойная маска — это довольно простой продукт. Мне непонятно, как оптовая цена на неё может быть 35 рублей. Также непонятно, почему одни продают за 35 рублей, а другие — в несколько раз дешевле.

Маски российского (в том числе собственного) производства «Дельрус» поставляет также по 35 рублей за штуку. Например, от структуры МВД компания получила контракт на поставку 1 млн масок по цене 35 млн рублей. В контракте прописано, что это обычные трёхслойные маски.

На «госзакупках» можно найти множество примеров, когда другие, более мелкие компании поставляли такие же трёхслойные маски в период пандемии гораздо дешевле.

Например, «Торговый дом Гекса» 18 мая заключил контракт на поставку в структуру МВД 900 тысяч трёхслойных масок по 2,9 рублей за штуку.

Владимирская компания «КИТ», которую в марте 2020-го купили структуры мэрии Москвы и которая производит треть масок в стране, поставляет трёхслойные маски по 7 рублей за штуку.

В компании «Дельрус» не ответили на запрос «Базы». Пресс-служба Минпромторга прислала такой комментарий:

— В марте—апреле, для того чтобы закрыть потребность медучреждений, организаций и граждан в масках, Минпромторг организовал закупки средств индивидуальной защиты в Китае. По линии ведомства в Россию было завезено около 200 миллионов масок, и их цена с учётом курсовой разницы находилась в диапазоне 35 рублей за штуку. Важно учитывать, что поставка и отгрузка этих масок была законтрактована, а стоимость сырья на тот момент была значительно выше.

Сегодня, как отметили в пресс-службе, цена на маску (сделанную в Китае) от компании «Дельрус» составляет 20 рублей. Сейчас закупка масок в Китае больше не планируется, потому что российские производители наладили выпуск.

— На сегодняшний день средняя цена маски в рознице, по данным ФНС, составляет 18 рублей и продолжает опускаться ниже, — сказали в пресс-службе Минпромторга. — Естественно, когда речь идёт об оптовых закупках для госучреждений, производители сейчас уже имеют возможность ещё больше снизить цену. При этом на складах компании «Дельрус» остаётся достаточное количество масок, полученных в рамках поставок из КНР по указанной выше цене.

Вчера плакаты, сегодня — маски

Дагестан — один из печальных рекордсменов по числу погибших во время пандемии медиков. Как сказал муфтий республики Ахмад Абдулаев 18 мая, на тот момент умерли уже 50 врачей, фельдшеров и медсестёр. Днём позже «Медиазона» сообщила, что всего в России от коронавируса погибли не менее 186 медиков. Дагестан вошёл в четвёрку лидеров вместе с Москвой, Подмосковьем и Петербургом.

«В больничных учреждениях Дагестана не хватает защитного инвентаря для медиков, из-за чего они заражаются ежедневно. В связи с чем открыли сбор…» — сообщал в своем «инстаграме» боец по смешанным единоборствам Забит Магомедшарипов.

Пока одни собирают пожертвования, чтобы купить средства защиты медикам, другие наживаются на беде. 1350 рублей за одну штуку — по такой цене маски закупила Акушинская центральная районная больница Дагестана.

Цена контракта — 135 тысяч рублей, этих денег хватило всего на 100 масок.

Эти маски не самые простые — с клапаном и с достаточно высоким уровнем защиты. Производитель, компания «Бриз-Кама», продаёт их примерно по 50 рублей за штуку. То есть в 27 раз дешевле!

— Мы отгружаем их по 50 (плюс-минус 10) рублей, — рассказали «Базе» в компании-производителе.

Подтверждения можно найти на госзакупках. Торговый дом «Каскад», с которым сотрудничает «Бриз-Кама», действительно продаёт эти маски (именно этой модели) по такой цене. Например, в мае «Каскад» поставил 50 тысяч таких масок в структуру МВД по 51 рублю за штуку.

В дагестанскую больницу маски поставил индивидуальный предприниматель Рамазан Газиев. Этот 32-летний бизнесмен ранее поставлял через госзакупки только плакаты по профилактике экстремизма, а ещё пробовал поставить стремянки (но не выиграл тендер). Также он возглавляет Федерацию любительского футбола Дагестана и (как сказано в его «инстаграме») «просвещает людей» в центре бизнес-образования Махачкалы.

Больница закупила у Газиева маски без конкурса — как у единственного поставщика. Как следует из тендерной документации, сначала больница запросила коммерческие предложения и из трёх выбрала наиболее выгодное.

«База» не смогла узнать у предпринимателя, за сколько и у кого он сам купил эти маски перед поставкой в больницу и сколько составила его выгода. Когда он услышал вопрос, связь резко прервалась, и больше трубку он не брал. В Акушинской больнице, а также в Министерстве здравоохранения Дагестана и пресс-службе Правительства Дагестана не ответили на запросы «Базы».

— Мы с марта стараемся заключать контракты напрямую с госучреждениями. И львиная доля произведённых нами масок уходит именно так и по низкой цене. Но около 10% мы отдаём дилерам, с которыми давно сотрудничаем, которые нас в несезонное время спасают заказами, с которыми есть старые договорённости, — рассказали в компании «Бриз-Кама». — У нас нет законных способов проследить, что происходит с масками после того, как они попадают к дилерам, куда они их продают. Маски могут пройти через пять рук, прежде чем попадут в больницу.

При этом у компании очередь из госзаказчиков: всё расписано до октября. Так что если какая-то больница, не успевшая занять место в этой очереди, захочет срочно купить маски производства «Бриз-Кама», то это можно сделать только через посредников. Цена будет зависеть от количества посредников в цепочке и от того, есть ли у кого-нибудь из них совесть.

Нередко посредниками оказываются компании, которые давно работают с больницами, но обычно поставляют лекарства или технику. Они ничего сами не производят — просто перепродают. Сейчас выгодно перепродавать маски.

Национальный медицинский исследовательский центр кардиологии в Москве (подчиняется Минздраву России) закупил эти же маски («Бриз-Кама») по цене 940 рублей за штуку. Всего было закуплено 5 тысяч штук, и цена контракта составила 4,7 млн рублей. Поставщик (выбран опять же без конкурса, это стало стандартной ситуацией во время пандемии) — компания «Медика-С». Профиль компании — оптовая торговля фармацевтической продукцией. С 2018 года фирма поставила в медучреждения оборудование и расходные материалы (бинты и т. д.) на 220 млн рублей. В центре кардиологии, Минздраве России и компании «Медика-С» не ответили на запросы «Базы».

Но нередко посредники — это торговые компании без чёткого профиля. Им всё равно, что продавать. Топливно-энергетический комплекс Санкт-Петербурга закупил эти же маски по 811 рублей за штуку. Было поставлено 2030 масок, и это обошлось в 1,6 млн рублей. Продавец — фирма «Универсалтрейд», которая ранее через госзакупки поставляла в основном бумагу и канцелярские товары. В ТЭК и компании не ответили на запросы «Базы».

Брянская городская больница № 4 закупила эти же маски у «Компании Апекслаб» на общую сумму 20,5 млн рублей. По 550 рублей за штуку. Также в этот тендер входили похожие маски, но чуть послабее, без клапана, — по 500 рублей за штуку.

В администрации больницы «Базе» пояснили ситуацию так: учреждение перепрофилировано под борьбу с коронавирусом, закупить средства защиты нужно было срочно, поставщиков, готовых поставить то, что нужно, быстро, оказалось мало. При этом из трёх вариантов больница выбрала самую низкую цену.

«Компания Апекслаб» была зарегистрирована в 2009 году. Основной владелец — Сергей Лисинецкий. Его жена Анна Лисинецкая владеет компанией «ТД Апекслаб». Обе компании — давние поставщики на госзакупках (в основном речь идёт о медицинских изделиях: термометрах, пробирках и т. д.). «Компания Апекслаб» с начала 2020 года получила госконтракты на 6 млн рублей, «ТД Апекслаб» — на 7 млн рублей.

Интересно, что и Сергей, и Анна Лисинецкие сами закончили медицинский вуз. Но профессия врача в Брянске не позволяет зарабатывать так же много, как на перепродаже. В «Компании Апекслаб» не ответили на запрос «Базы» о том, как формировалась цена на маски.

Государственное бюджетное учреждение Новгородской области «Волга-НН» (управляет областной недвижимостью) закупило 400 трёхслойных марлевых (!) масок по 150 рублей за штуку. Поставщиком стала местная компания «ДезГарант», которая обычно занимается борьбой с крысами и насекомыми. У компании и до этого был опыт участия в госзакупках — но она предоставляла госучреждениям услуги, например, по акарцидной обработке парков (распыление средств от клещей). В компании не ответили на вопросы «Базы».

По словам Владимира Котова, ситуация с масками, ценами на них, их наличием на рынке менялась во время эпидемии. Вероятно, действительно были моменты, когда какая-то единичная больница не могла, учитывая сжатые сроки, закупить маски по адекватной цене. Хотя чаще всего найти нормального поставщика всё-таки можно, ведь все российские производители известны, у всех есть контакты.

— По моему мнению, вся эта ситуация просто недопустима. Недопустимы такие наценки. Ну какой может быть верхний порог наценки? 100, 200 процентов? Но не тысячи же? — сказал Владимир Котов. — Кто-то должен из контролирующих органов за этим следить? Маски сейчас — это жизненно необходимый продукт, тут не должно быть такого беспредела. Врачи должны работать и знать, что они защищены на своей работе. Для этого им нужны средства защиты. Эти средства защиты должны быть доступны.

Ассоциация обратилась в ФАС, прокуратуру и Роспотребнадзор с просьбой разобраться со спекулянтами. Правда, речь шла не о госзакупках, а о магазинах (в том числе интернет-магазинах), продающих маски в несколько раз дороже, чем их производители. Хотя прошло больше месяца, ответов по существу не пришло.

По словам замгендиректора «Трансперенси Интернешнл — Россия» Ильи Шуманова о необычной и нелогичной деятельности заказчика и исполнителя на госзакупках сигнализируют так называемые red flags. Если у тендера много «красных флажков», то есть основания предполагать коррупцию.

— Способ закупки без конкурса, у единственного поставщика даже в условиях эпидемии является red flag, — сказал он. — Также должно настораживать, если оптовая цена выше розничной и если на рынке есть оптовые предложения гораздо дешевле.

То, что ценовые предложения предоставляют связанные друг с другом компании, по словам Ильи Шуманова, кажется имитацией выбора лучшего поставщика, и это тоже настораживающий признак.

Источник

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.